Санкт-Петербургская Региональная общественная организация "Объединение добровольных спасателей ЭКСТРЕМУМ"
Главная \ Статья "Ушли и не вернулись" издание "Невское Время"


Hide details for О насО нас
В прессе
Награды и отзывы
Направления деятельности
История
Структура
Документы
Контакты
Как стать членом?
Помочь нам
Форум
Show details for НовостиНовости
Hide details for ОбучениеОбучение
Курсы спасателей
2. Программа курсов МЧС
2а. Список текущих групп
Онлайн тесты
Обучение ПСР
Hide details for Спасотряд ЭКСТРЕМУМСпасотряд ЭКСТРЕМУМ
Состав спасотряда
Кинологическая служба
Hide details for Программы деятельностиПрограммы деятельности
Поиск людей в лесу
Дежурство на мероприятиях
Спасение животных
Пожарная команда
Hide details for Для членов спасотрядаДля членов спасотряда
Служеб. раздел
Волонтерам
Спасработы
ЦУКС
Мероприятия
Hide details for Полезные материалыПолезные материалы
Медицина
Спасение
Выживание
Снаряжение
Разное
Hide details for Общественные программыОбщественные программы
"СТРЕЛКИ"
Hide details for В КонтактеВ Контакте
Extremum
Кошкиспас
English









      Нам помогают:





    Частные лица:




08.12.2014
Статья "Ушли и не вернулись" издание "Невское Время"
Оригинал:
http://www.nvspb.ru/tops/ushli-i-ne-vernulis-56161


Ушли и не вернулись

6 декабря 2014

 

 

По официальным данным, в Петербурге пропавшими без вести числятся порядка 800 человек. Кто эти люди, как они пропали, почему их не могут найти и ищут ли вообще?

Словосочетание «пропал без вести» в нашей стране имеет совершенно особенное значение – ещё со времён Великой Отечественной войны, когда эта формулировка, конечно, оставляла надежду, но очень призрачную… Отсюда и столь мрачный подтекст этих слов, прочно укоренившийся в нашем сознании. Однако в мирное время «потеряшки», как их называют между собой полицейские и поисковики из волонтёров, чаще находятся.


полиция

 

«Три дня ждать не надо – на счету каждый час!»

Если в поисковой системе набрать словосочетание «пропавшие без вести», то первым делом на экране появятся ссылки на сайты частных детективных агентств, которые, естественно, за немалое вознаграждение обещают достать разыскиваемого чуть ли не из-под земли. Но не стоит обольщаться. Конечно, бывают агентства, где служат бывшие сотрудники МВД, у которых есть необходимые знания и навыки. Но они всё равно придут в розыскной отдел и будут сотрудничать с уголовным розыском, по понятным причинам не всегда играя в этом деле первую скрипку. Но немало среди частников и тех, кто не умеет ничего, кроме вытягивания денег у людей, пользуясь случившимся у них горем.

Тем временем в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области розыском занимается специальный 13-й отдел оперативно-розыскной части № 4. Его сотрудники осуществляют все действия, которые определены российским законодательством словом «розыск». Тут и установление личности найденных без сознания, людей невменяемых, неопознанных трупов… А также поиск несовершеннолетних и людей, страдающих психическими заболеваниями. Время от времени приходится оказывать содействие коллегам из других подразделений – в розыске преступников, укрывающихся от закона. В общем, дел хватает…

Итак, по словам заместителя начальника 13-го отдела Сергея Медведева, основной признак безвестного исчезновения (то есть пропажи без вести) – внезапность и отсутствие видимых причин. Особенно важен фактор внезапности. Живёт себе одинокий человек нормально, ходит на работу, по магазинам, здоровается с соседями. И вдруг исчез. Вот тут соседям, знакомым и сослуживцам самое время насторожиться и обратиться в полицию.

– Предварительная квалификация происходит в момент подачи заявления. По нормативам нам отводится трое суток на неотложные мероприятия, – продолжает Сергей Владимирович. – За это время мы должны выяснить хотя бы предварительно, имеются ли в признаках безвестного исчезновения гражданина криминальные следы. В некоторых случаях срок может быть продлён до десяти суток. После чего заводится розыскное дело. Если нашими сотрудниками был выявлен факт угроз, тогда – уголовное дело.

А как быть с устоявшимся мнением, что в случае пропажи человека раньше чем через трое суток с заявлением и соваться не стоит – отфутболят?

– В законодательстве ни о каких трёх днях даже упоминания нет. И мы по мере сил боремся с этой легендой. Конечно, есть дежурные, которые всеми правдами и неправдами пытаются отказать в приёме заявления. Но люди должны чётко себе представлять, что розыск нужно начинать немедленно. Именно в первые три дня есть шанс установить, что же на самом деле произошло. Несчастный случай, может быть, человек ушёл в лес и заблудился. В этом случае важны часы. Первое время у человека может работать мобильный телефон, по которому можно получить пеленг. Но если он сел, а человек после этого начал движение, район поиска расширяется и шансы на благополучный исход падают. Но бывает, что и родственники не торопятся с подачей заявления. Считают, что всё обойдётся и человек появится сам. Нужно помнить, что чем позже обратились в полицию, тем больше сложностей в поиске.

По статистике, самый большой процент пропавших без вести приходится на людей в возрасте от 22 до 40 лет. Именно с 22–23 лет, с окончанием вуза, человек начинает вести самостоятельную жизнь, постепенно рвутся прежние родственные связи, человек отдаляется от близких…

Если же говорить о несовершеннолетних, то здесь, как правило, до 80 процентов пропавших находятся. Конечно, часто бегут из асоциальных семей, но, как гласит полицейская статистика, нередко пускаются в бега и воспитанники детских домов. Впрочем, таких, как правило, находят быстро. Ведь они либо возвращаются в семьи, из которых их забрали, либо вновь примыкают к уличным компаниям, успев в них потусоваться до того, как их определили в детдом.

Есть и совершенно особенная категория несовершеннолетних, в случае пропажи которых все моментально «встают на уши». Речь, как вы понимаете, о маленьких детях. С такими может случиться всё что угодно. И полиция всегда отрабатывает сразу несколько версий.

Причём нередко маленьких детей находят… дома. Пока родители или бабушки с дедушками в панике носятся по улице и пишут заявление в полицию, ребёнок может совершенно спокойно спать где-нибудь в шкафу или под кроватью, решив поиграть в прятки и заснув при этом. Поэтому первое правило поиска маленьких детей – обыскать дом сверху донизу.

 Шансы найти малыша очень велики. Но, увы, поиск не всегда бывает успешен. Так, 6 декабря 2011 года в городе Отрадное Ленинградской области по дороге из школы домой пропал 7-летний Паша Костюнин. Полиция и волонтёры прочёсывали город, его окрестности, все подвалы, чердаки и другие места, где мог оказаться мальчик. Но никаких следов найти так и не удалось.

 

волонтёры

 

«Проблема в том, что родственники сначала ищут сами»

А что же волонтёры? Они, конечно, помогают, но…

– Начнём с того, что закона о защите личных данных никто не отменял, – рассказывает Сергей Медведев. – Некоторые родственники при подаче заявления не хотят огласки в СМИ. А при работе с волонтёрскими организациями мы этого гарантировать не можем. Поэтому, как правило, волонтёров мы привлекаем к обходу территории, расклейке объявлений, работе в социальных сетях. И вообще здесь много тонкостей. Например, надо очень чётко объяснять людям, что они не имеют права заходить на частную территорию, не могут разглашать информацию и так далее.

Но, так или иначе, в Петербурге действует несколько волонтёрских организаций, которые как оказывают содействие полиции в проведении поиска пропавших, так и ведут самостоятельную работу.

Одна из ведущих на территории города – «Питер-поиск», входящая во всероссийскую ассоциацию волонтёров «Поиск пропавших детей».

По структуре «Питер-поиск» можно разделить на два основных состава: медиасостав и полевой. Медиасостав первым получает информацию. Он её обрабатывает, осуществляет связь с правоохранительными органами, родственниками. 

Полевой актив – на волонтёрском сленге – это люди, которые занимаются розыском на местности.

– Первичная информация, с которой начинается поиск, приходит либо из правоохранительных органов, либо непосредственно от родственников. Если люди сначала пришли к нам, то мы в любом случае отправим их в полицию. Без согласования с розыскным отделом уголовного розыска мы всё равно работать не начнём, – рассказывает руководитель полевого состава «Питер-поиска» Дмитрий Белкин. – Если речь идёт, к примеру, о ребёнке, то и информация доходит в считаные минуты. Это ЧП. А по взрослым, как правило, свежих данных не бывает никогда. Мы узнаём обо всём через три-четыре дня. Проблема в том, что в большинстве случаев родственники сначала ищут сами.

Главное внимание «Питер-поиск» уделяет розыску сбежавших из семьи или детского дома детей, скрывающихся в подвалах или на чердаках домов, идущих в торговые центры, чтобы найти еду.

Ищут и взрослых. Но тут в большей степени организация помогает распространением информации. Для этого в «Питер-поиске» есть молодёжное движение, которое занимается расклейкой ориентировок. 

Работа в городе может строиться по большому количеству сценариев. Всё зависит от вводных по «потеряшке». Это может быть осмотр чердаков и подвалов. Может быть работа в торговом центре: оповещение, опрос. Бывает, что нужно идти в лес на прочёс, если есть повод.

 

Инициация полевых работ происходит по-разному. Иногда сами волонтёры выступают инициаторами. Иногда их привлекает полиция. Но в любом случае действия согласовываются с правоохранителями, чтобы нигде не наследить, не натоптать и не напутать.

 

ракурс

 

Как из лесу выйти? Серьёзный вопрос…

Поисково-спасательный отряд «Экстремум» – волонтёрская организация, с которой активно сотрудничают полиция и МЧС. Отряд занимается весьма узким сегментом пропавших без вести – теми, кто ушёл и заблудился в лесу.

– Если заблудившийся человек сам выходит на связь, то мы сначала собираем информацию: откуда зашёл, куда шёл, куда собирался? Таким образом с некоторой точностью определяем район, где он находится, – рассказывает Александр Хайтин, один из руководителей отряда. – У меня был случай, когда два мужика заблудились в лесу размером два на полтора километра. Я им дал инструкцию идти по прямой полчаса, а если не поможет, то повернуть на 90 градусов и снова идти по прямой. И вот на втором галсе они вышли на дорогу.

Чем точнее потерявшийся выполнит инструкции, тем лучше. Если дана команда оставаться на месте, то человеку предложат для сохранения заряда батареи выключить телефон и попросят вновь выйти на связь через определённое время. При этом жёсткое условие – никому, кроме спасателей, не звонить и ни с кем, кроме них, не разговаривать. Потому как критический фактор – это батарейка.

Вообще, если человек набирает 112, то его звонок придёт либо в полицию, либо в МЧС. Эти службы в последнее время достаточно чётко координируют свои действия. Хуже всего, когда звонок попадает к лесникам. Они сами по себе. И далеко не сразу становится ясно, что с заблудившимся работают несколько человек. А важно, чтобы заблудившийся не получал противоречивых указаний.

Среди грибников выделяются две основные группы риска. В первую очередь – люди пожилые. Как правило, старше 75 лет, у которых наблюдается ослабление зрения, слуха, памяти. Именно в этой категории большая часть погибших. Кроме того, среди погибших люди с серьёзными проблемами со здоровьем. Вторая категория – те, кто приехал в гости. Пошли в лес на минуточку и заблудились.

99 процентов случаев – потери в лесу приходятся на период с лисичек и морошки до клюквы по первым заморозкам. Но и зимой не стоит расслабляться

 

– Была пара случаев на Новый год, связанных с алкоголем и ёлками, – вспоминает Александр Хайтин. – Один раз человек допился до белой горячки и ушёл в лес. Слал родственникам эсэмэски, что его «окружают поляки». В последней написал, что они его прослушивают, – и выбросил телефон. Телефон нашли. Его – нет. Понятно, что при таком поведении зимой шансов у него не было…

 

советы спасателя

1. Информируйте родственников, куда и как надолго вы ушли. Скажите, чтобы они обращались в полицию уже через несколько часов после того, как вы должны были вернуться.

2. Если страдаете тяжёлым хроническим заболеванием, берите с собой лекарства (инсулин, лекарства от сердца…). И много – они не такие тяжёлые.

3. Возьмите с собой хотя бы немного калорийной еды – например, шоколад.

4. Крайне желательно иметь спички и уметь развести огонь.

5. Одежда. У нас люди любят камуфляж. Но если на вас будет жилетка дорожного рабочего, это повысит ваши шансы на спасение.

6. Помните, что комары в наших лесах кого угодно могут свести с ума, – возьмите с собой средство против них.

7. Полностью заряжайте телефон перед выходом.

8. Помните: все рассказы заблудившихся начинаются со слов «мы на минуточку…».

9. Соблюдайте спокойствие. Не надо звонить всем друзьям или родственникам. Достаточно одного звонка 112.

10. Если удалось связаться со спасателями, просто ждите указаний. Не надо метаться.

11. Пытаясь выбраться, не форсируйте трудно проходимую местность – не спешите переплывать реку или по пояс в воде переходить болото. 

 

12. Если вы встретили дорогу, тропинку, просеку – не уходите с неё. 



// Игорь Осочников, редактор отдела расследований «НВ». Фото Интерпрес
Телефон дежурного координатора
Copyright © 2006-2015 ЭКСТРЕМУМ, Санкт-Петербург
Постоянный адрес этой страницы:
http://www.extremum.spb.ru/data1/extremum/ex.nsf/pages/news06122014