Санкт-Петербургская Региональная общественная организация "Объединение добровольных спасателей ЭКСТРЕМУМ"
Главная \ Я в спасатели пошла. статья в газете Невское время


Hide details for О насО нас
В прессе
Награды и отзывы
Направления деятельности
История
Структура
Документы
Контакты
Как стать членом?
Помочь нам
Форум
Show details for НовостиНовости
Hide details for ОбучениеОбучение
Курсы спасателей
2. Программа курсов МЧС
2а. Список текущих групп
Онлайн тесты
Обучение ПСР
Hide details for Спасотряд ЭКСТРЕМУМСпасотряд ЭКСТРЕМУМ
Состав спасотряда
Кинологическая служба
Hide details for Программы деятельностиПрограммы деятельности
Поиск людей в лесу
Дежурство на мероприятиях
Спасение животных
Пожарная команда
Hide details for Для членов спасотрядаДля членов спасотряда
Служеб. раздел
Волонтерам
Спасработы
ЦУКС
Мероприятия
Hide details for Полезные материалыПолезные материалы
Медицина
Спасение
Выживание
Снаряжение
Разное
Hide details for Общественные программыОбщественные программы
"СТРЕЛКИ"
Hide details for В КонтактеВ Контакте
Extremum
Кошкиспас
English









      Нам помогают:





    Частные лица:




07.06.2014
Я в спасатели пошла. статья в газете Невское время
http://www.nvspb.ru/stories/ya-v-spasateli-poshla-54643

Я в спасатели пошла
7 июня 2014


Корреспондент «НВ» побывала на учениях добровольных спасателей, которые проводятся в Ленобласти перед началом сезона массового набега петербуржцев на леса
–Как у вас с физподготовкой? – в лоб спрашивает меня Александра Саминская. Она мама двоих мальчишек, добровольный спасатель и единственная девушка в команде, которая согласилась провести меня по этапам предстоящих учений.
Обычно до самих испытаний журналистов не допускают исходя из их же безопасности, ограничиваясь обходом полигона, но для меня сделали исключение.
– Ну… – расплывчато отвечаю я. Признаться, что на занятиях спортом была дважды и оба раза в первом классе, я не решилась. – Хожу много.
– А обувь удобная есть? А то к нам журналистки иногда в босоножках приезжают.
С обувью у меня было всё в порядке. Впрочем, моей экипировки всё же не хватило, и на месте мне выдали рюкзак, гамаши и каску.
– От шишек, наверное, – предположила я.
– В лесу, конечно, каска не нужна, – в пух и прах разбивая мою версию, объясняет Саша, – но какие будут задания, пока никто не знает.
Ожидая команды от организаторов, спасатели отдыхают под лучами рассветного солнца, шутят, едят. Тут же на поваленном дереве создана импровизированная кухня, греется чайник, рядом со сковородкой накиданы скорлупки от яиц. Когда спасателям удастся поесть в следующий раз, неизвестно. Впереди у них тридцать часов учений без перерыва на обед и отдых. Всего в команде шестеро участников, не считая кинолога с собакой. И так – в каждой команде. Здесь, под Кингисеппом, собралось 16 команд из Москвы, Казани и других городов, но всё-таки львиная доля – это питерские спасатели из добровольного объединения «Экстремум».
– У его истоков стояли люди, увлекающиеся активными видами спорта и экстремальным туризмом, – рассказывает Кирилл Верещагин, один из «старичков». – У них возникла идея пройти программу подготовки спасателей, чтобы суметь самим справиться в случае экстренной ситуации. Они получили государственное удостоверение спасателя и знания, которых оказалось значительно больше, чем рассчитывали. Хотелось применить их во благо. Тогда и состоялось знакомство с волонтёрами-кинологами, которые воспитывали собак для поисково-спасательных работ. И пришло понимание того, чем надо заниматься.
Так сложился «Экстремум». Сегодня он насчитывает более 150 человек, среди которых подготовленные спасатели, кинологи и волонтёры, активно участвующие в спасательных работах. За прошедшие с момента первых поисков годы ребята приняли участие более чем в 500 операциях по выводу заблудившихся людей из леса.
– Самое насыщенное в году время – с июня по октябрь, – перехватывает разговор Александра. – В день на телефон дежурного может поступить до десяти обращений самих «потеряшек» и их родственников.
Ребята прерывают свой рассказ, как только на сотовый Фёдора Лежепёкова, капитана команды, приходят координаты первого задания. На каждое испытание даётся определённое количество времени, отсчёт которого начинается сразу после получения задания, так что на место происшествия мы идём как можно быстрее.
На спрятавшейся за рыжеющими соснами поляне возвышается внушительных размеров бетонная полусфера. Раньше в этих лесах располагалась воинская часть. То тут, то там сквозь деревья проглядывают огрызки зданий, плиты, разломленные надвое, с торчащими во все стороны прутьями, и непонятного назначения конструкции, такие как смотрящая на нас полусфера.
По задумке организаторов учений, она играет роль загородного дома, на крыше которого застрял строитель. В момент работы его и напарника якобы настигло землетрясение. Пострадавших изображают приглашённые статисты, а на каждом задании дежурят судьи, которые оценивают действия всех команд.
Пока мужская часть команды совещалась, решая, как снять с крыши пострадавшего, Александра с кинологом Натальей и её спрингер-спаниелем Вейкой нашли неподалёку в кустах второго рабочего, оказавшегося без сознания. Диагностировав черепно-мозговую травму и зафиксировав шейный отдел воротником, девушки вызвали «скорую помощь». Сидящий рядом судья следил за каждым движением спасателей. Ребятам удалось оказать помощь обоим пострадавшим, но, к сожалению, вписаться в отведённое время они не успели.
Отчитавшись в выполнении задания, команда тут же получила координаты следующего. Двухэтажный дом, внутри выжженные комнаты: бывшие столовые, спальни, ванные. Под ногами ковёр из раскрошенного стекла и разбитых плиток. Ступаешь аккуратно, но всё равно ноги разъезжаются. В маленьком окошечке виден задымлённый подвал, оттуда спасатели пытаются достать «потерпевшего». Дым, конечно, ненастоящий, а вместо статиста среди осколков муляж, по росту и весу приближенный к человеку.
– Смоделированные ситуации – такие, которые чаще всего встречаются в практике спасателя, поэтому отработать их очень важно, и здесь такая возможность есть, – шёпотом, чтобы не отвлекать мужчин, рассказывает судья Елена Купранец.
Три года подряд она участвовала в учениях в качестве спасателя, а на этот раз решила посмотреть на работу со стороны.
В лестничном пролёте Саша с Кириллом находят ещё одну жертву несчастного случая. На этот раз вместо реального человека медицинский манекен, которому надо сделать искусственное дыхание.
В руках у судьи регистратор, который отражает каждый вдох и каждое движение спасателей. На реанимацию участникам отведено 15 минут, половина реального времени, которое обычно затрачивают медики. По истечении их на регистраторе высвечивается цифра – 57 процентов, а это значит, что спасти пострадавшего не удалось. Зато на следующем этапе этот показатель у ребят достигает оживляющих 87 процентов процентов.
Всего с добровольными спасателями мне удалось пройти пять этапов, которые заняли без малого шесть часов. Передохнуть за это время им так и не удалось. Впереди было спасение пострадавших в ДТП, извлечение людей из-под завалов и, пожалуй, самое выматывающее испытание – поиски потерявшегося в лесу человека.
 
между тем…
«Собаку учат обращать внимание именно на сидячих людей»

– Умничка моя, – Наталья гладит по голове Вейку.
Для поисковой собаки и её хозяйки этап учений закончился. Вейка сделала главное – нашла пострадавшего, теперь пришёл черёд спасателей вызволять его из-под завала.
Собаки-спасатели должны быть аттестованы. Для этого они проходят длительное обучение, после которого сдают экзамены. При этом обучать собаку могут следовой или поисковой работе. В первом случае она учится брать след и искать человека по запаху, ориентируясь на одну из его вещей.
– Вейка – поисковая собака, – знакомит со своим питомцем Наталья, – на первом же занятии такую собаку учат обращать внимание именно на сидячих и лежачих людей, то есть потенциальных пострадавших, которые могут быть без сознания или в тяжёлом состоянии и уже не способны откликаться на голос спасателя.
В подтверждение слов Натальи, Вейка начинает радоваться каждому, кто садится рядом, а вот проходящих мимо людей почти не замечает.
Наталья Круминг не только кинолог, но и дежурный координатор: она отвечает на звонки потерявшихся в лесу и их родственников.
– На первых порах нужно суметь успокоить дозвонившегося, ведь чаще всего людей охватывает паника, – рассказывает Наталья.
А дальше всё по отработанной схеме. Звонок руководителю поисково-спасательных работ, который собирает всю доступную информацию о районе, связывается с заявителем и формирует из доступных на этот момент спасателей поисковую группу. Обычно в ней два человека. Если известно, что у потерявшегося плохое самочувствие или хроническое заболевание, то к группе присоединяется кинолог с собакой, такой как Вейка. И начинается сам поиск. По правилам, через каждые сто метров надо остановиться и дважды позвать заблудившегося человека. Спасатели шутят, что через какое-то время почти у всех возникают слуховые галлюцинации и кажется, что человек откликается. Сами поиски могут длиться от нескольких часов до нескольких дней. Если они затягиваются, то на смену отправляется новая группа, а то и не одна.
 
дневник спасателя
Пошли в лес и заблудились
• Всеволожский район, Рапполово. Мужчина 76 лет, инсулинозависимый диабетик, ушёл в лес без лекарств около 13.00. Обут был в шлёпанцы. В 17 часов позвонил и сказал, что идёт домой, после чего телефон оказался вне зоны действия сети. Родственники начали поиски уже ночью. Когда к работе приступил поисково-спасательный отряд, узнали, что мужчина уже терялся в прошлом году. В связи с этим срочно выехала группа с поисковыми собаками. С её помощью потерявшегося мужчину удалось найти. Он был в сознании, но откликаться уже не мог. Шлёпанцы он потерял, а одежду вымочил насквозь. С помощью родственников пострадавшего вынесли к машине, отвезли домой и вызвали «скорую помощь». На все поисково-спасательные работы ушло около 5 часов.
• Тосненский район, посёлок Чёрная Грива. Мужчина и женщина зашли в лес утром, ошиблись в выборе направления и заблудились. С собой был телефон, поэтому после разговора с «потеряшками» удалось определить два наиболее вероятных района. В ночь выехали две группы. Из-за особенностей местности одна группа свою задачу выполнила быстро, а вторая застряла в труднопроходимом болоте и маршрут пройти не смогла. Потерявшиеся постоянно нарушали инструкции и случайным образом перемещались по району. Позже выяснилось, что потерявшийся общался по телефону и с поисковым отрядом, и со своей женой, выполняя их рекомендации по очереди. В итоге потерявшиеся вышли и были встречены спасателем с машиной. Очень повезло, что советы жены не привели к тяжёлым последствиям. Поиски заняли около 14 часов.
• Юнтоловский заказник, мужчина 49 лет ушёл на прогулку. Выезжали группы, также работали добровольцы. Позже найдено тело – утонул.
• Всеволожский район, посёлок Проба. Две женщины в состоянии паники. Связались по телефону. Рассказали свой маршрут: вышли из электрички на станции Проба, пошли на север, потом на запад за газопровод. По дороге блуждали в разливах реки Чёрная, набрели на забор с колючей проволокой с надписью «Проход запрещён». Испугались, провалились в болото по колено и выше. Самым трудным было успокоить «потеряшек» и уговорить двигаться через грязь. Были выведены спасателем по телефону.
• Приозерский район, посёлок Ларионова. Две женщины на связи и с GPS, которым они не умеют пользоваться. Вышли самостоятельно. Уже второй случай за сезон, когда на руках у потерявшихся есть GPS, но он оказывается для них бесполезным из-за того, что вовремя не прочитали инструкцию и не освоили самых простых функций.
• Кингисеппский район, Иваново. Мужчина 71 года выехал в 13.30 на автобусе за грибами. Должен был вернуться к 21.30, но не вернулся. Собрали три поисково-спасательные группы, выехали. В этот момент поступила информация, что мужчина вышел сам. Очень впечатлили особые приметы потерявшегося: на груди татуировка «Ленин, Сталин, Маркс», на левом колене восьмиугольная звезда, а на левом плече гроб с крестом и надпись: «Не забуду мать родную».
 
из первых уст
«Этим действительно кто-то должен заниматься»
Наталия Цвилих, добровольный спасатель, новичок «Экстремума»:
– В лес обычно люди выходят неподготовленными. Никто же не планирует теряться. Побывав на нескольких спасательных работах, понимаешь, что «потеряшки» часто оказываются в лесу без средств связи, еды, воды и возможности добыть их, в лёгкой одежде и промокшей обуви, в совершенном непонимании, куда же идти, чтобы всё это закончилось. Мне запомнился мой второй поиск. Он оказался самым значимым в понимании важности этого дела. Искали деда. В большой-большой семей из нескольких поколений супругов и детей недосмотрели за дедушкой. Он ушёл в лес за грибами, в который обычно и ходил. Но случился приступ амнезии, и он ушёл за железную дорогу и озёра. Искать было тяжело. Никто не знал, жив ли он, сумеет откликнуться на своё имя, заплутал в болотах или ушёл в густой лес. Но, к счастью, площадь была небольшая, и менее чем за сутки нам удалось найти человека, который по дороге встретил дедушку. Опознать его удалось по красному ведру в руках. Грибник показал направление, и в итоге его удалось обнаружить. В лесу он пробыл три дня, сильно замёрз до деперсонализации, сидел на обочине, и проезжающие мимо люди думали, что он продаёт грибы. К счастью, они делились с дедом бутербродами и йогуртами. Без их помощи дедушка мог бы не выжить. Но лучше было бы, если бы они знали, что, если сидит дедушка, не знающий даже своего имени, стоит заявить в полицию о найденном человеке. Дедушку привезли в посёлок, куда подоспела «скорая помощь», и отправили в реанимацию. Чувства родственников я не сумею описать, но лично я тогда увидела, как тяжело потерявшимся в лесу людям, и поняла, что этим действительно кто-то должен заниматься.
// Александра Заспа
Телефон дежурного координатора
Copyright © 2006-2015 ЭКСТРЕМУМ, Санкт-Петербург
Постоянный адрес этой страницы:
http://www.extremum.spb.ru/data1/extremum/ex.nsf/pages/201406nevskoe