Санкт-Петербургская Региональная общественная организация "Объединение добровольных спасателей ЭКСТРЕМУМ"
Главная \ река Понселийоки, крейсер Варяг что общего? Читайте повесть.


Hide details for О насО нас
В прессе
Награды и отзывы
Направления деятельности
История
Структура
Документы
Контакты
Как стать членом?
Помочь нам
Форум
Show details for НовостиНовости
Hide details for ОбучениеОбучение
Курсы спасателей
2. Программа курсов МЧС
2а. Список текущих групп
Онлайн тесты
Обучение ПСР
Hide details for Спасотряд ЭКСТРЕМУМСпасотряд ЭКСТРЕМУМ
Состав спасотряда
Кинологическая служба
Hide details for Программы деятельностиПрограммы деятельности
Поиск людей в лесу
Дежурство на мероприятиях
Спасение животных
Пожарная команда
Hide details for Для членов спасотрядаДля членов спасотряда
Служеб. раздел
Волонтерам
Спасработы
ЦУКС
Мероприятия
Hide details for Полезные материалыПолезные материалы
Медицина
Спасение
Выживание
Снаряжение
Разное
Hide details for Общественные программыОбщественные программы
"СТРЕЛКИ"
Hide details for В КонтактеВ Контакте
Extremum
Кошкиспас
English









      Нам помогают:





    Частные лица:




18.06.2007 22:00
река Понселийоки, крейсер Варяг что общего? Читайте повесть.



фото Борис Лейтес
Краткая информация: река Понселийоки приток реки Понча - Северная Карелия, район пос. Пяозерский (ст. Лоухи)

(с) Андрей Головин

Водный поход по Понселийоки.
(Повесть в двух частях.)

Часть первая, вступительная.

Вот побывали с Андрюхой (Андрей Кузнецов. примеч редакт.) в походе, решил написать отчет, все-таки участвовали цельных два инструктора ШВО и два старейших бойца СК "Омега" ( в одном, так сказать, флаконе). Сегодня только первая часть, так как поздно, а музе нужно отдыхать. Старался писать коротко, так как иначе вероятность того, что сей труд будет кем-то прочитан, резко устремляется к нулю, но как обычно не получилось. Итак ...

Сижу за компом в столице страны рек и болот, самом культурном городе непризнанной республики Карелия - Петрозаводске, вдруг из телефона "Прощание славянки", иду (естественно, строевым), беру трубку - Андрюха на проводе. Пойдем, говорит, в водный поход на катамаране. А я растерялся, не знаю даже, что спросить - не разу не был в водном походе, но хочется. Начал всякую фигню спрашивать, типа категории сложности похода и т.п. Мне это, конечно, ничего не сказало, но я согласился поехать. Куда, правда, узнать сразу не получилось, так как Андрюха все названия по телефону с каким-то карельским акцентом и по слогам говорил.)

Едем уже в Питере на вокзал, как обычно от намеченного срока выхода опаздали на 20 мин. Но, как выяснилось, не мы последние - человека с билетами еще нет. Он за 8 мин до отправления приехал. Началась беготня, погрузка каяков (в поход ходили 4 каякера и я с Барсом на катамаране), рюкзаков, кое-как успели. Минут через двадцать пути, отдышавшись, решили карту посмотреть. Сергей (один из участников) открывает чемодан свой и перед нашими взорами предстает Атлас... Карельского перешейка. Так, отличное продолжение начала. Идем вперед по абрису.

Приехали в Лоухи. Тут выяснилось, что на реку Тавайоки, на которую мы собирались (тут ты, мой дорогой читатель, наверно, удивленно смотришь на название - но нет я ничего не путаю), нас не пускают пограничники. Сие горестное ( особенно, как стало потом известно, для нас с Барсом) известие никого вообщем-то не испугало, так как хорошо вписывалось в общий характер путешествия. Поехали в пос. Пяозерский. Я по доброте душевной залез в кабину рядом с водителем - затем почти всю дорогу меня терзали грустные мысли о жизни и смерти - из 100 с лишним км, мы около 50, наверное, проехали по встречной. Осбенно я завидовал Андрюхе, который безмятежно спал на последнем ряду Газели, когда карельский ас на 60км/ч входил в закрытые повороты по встречной. Приехали в Пяозеро, пришли на центральную площадь. Сразу же приехали два мальчика и девочка на велосипедах. Мальчики продемонстрировали, что они очень крутые перцы с помощью фигур высшего велопилотажа, а девочка, не мудрствуя лукаво, просто проехала мимо с томным взглядом. Надо признатся, дружище (как любил говаривать группенфюрер Мюллер), эффект был гораздо больше.

Затем местный приятель наших товарищей, по совместительству счастливый обладатель газелей, владелец заводов, газет, параходов и магазина в Пяозере, принес карту (на этот раз Карелии) и посоветовал нам речку, по которой нельзя, гребя со всей дури и истерически смеясь в сторону удаляющихся пограничников, уплыть в благополучную и загадочную страну Суоми, и посему, нас патриотов, не интересующему обстоятельству, данная речка стражам границ Родины не интересна, то есть по ней можно пройти... Да, читаю и понимаю, что слишком сложная синтаксическая конструкция вышла, но, надеюсь, мой дорогой читатель, ты ее осилишь во имя торжества русского языка. Далее ( имеется ввиду в Пяозере) состоялся следующий диалог между каякерами и местным магнатом:

- Речка-то течет?

- Течет, течет (говорится с большим убеждением).

- Воды много?

- Да, есть вода.

- А пороги-то есть?

-Есть, есть.

Речка называлась Понселийоки. И мы, взяв копию карты, отправились к ней. Приехали, собрали катамаран, разбили лагерь. Застегивая молнию на спальнике, представлялось мне как завтра я, весь в брызгах ашь-два-о, самоотверженно и храбро преодолеваю бурные и полные опасностей пороги великой и могучей реки Понселийоки, презрев страх, нос нашего корабля рассекает буруны пены и воды, флаг гордо реет на ветру, а все вокруг (естественно, кроме каякеров и Андрюхи на соседнем баллоне, никого вокруг не было, но без "всех вокруг" как-то неинтересно сразу становится) с замиранием сердца и других внутренних органов следят за отчаянной борьбой человека со стихией, а я, бросив на них снисходительный взгляд, докладываю командиру (естественно, с военно-морским выговором): "Отсеки, бл.., осмотрены, бл.., замечаний, бл.., нет, бл... Курс, бл.., нод-норд"...




Часть вторая, она же, если получится, заключительная.

Ну, что ж продолжим. Просыпался я со словами «К большой реке я на утро выйду…», но как ни странно перед глазами был все тот же, что и вечером, неширокий плес Понселийоки. Поели, собрались, на катамаране был поднят Андреевский флаг. Забрались мы с Андрюхой на кат (причем сели по всем правилам - в стремена) и отчалили от берега…




Шли мы по плесу и думалось: «Когда же уже пороги начнутся». «Чем - спросишь ты себя, юный читатель, - ему плесы не нравятся?» Я не знаю, что ты там себе ответишь, но дело вот в чем. Да все бы хорошо, но наш крейсер упорно не хотел идти ровным курсом, как мы с Барсом не старались, а все время плыли противолодочным зигзагом.


Это в начале пути немного раздражало… Но затем начались они – ШИВЕРЫ. Я, признаться стыдно, до похода считал, что все пороги на реке называются просто – пороги, ан нет.


Пороги бывают разные, но самые страшные из них это шиверы (если ты, гражданин, еще не залез в словарь и не посмотрел значение этого загадочного слова (хотя, конечно, я не исключаю возможности, что ты очень грамотный товарищ и все знаешь) а вообще почему «гражданин», «товарищ», может быть какая-нибудь гражданка тоже прочитает, ну да ладно я не об этом (я же не виноват, это физики-ядерщики придумали, что мужчина каждые сорок секунд думает о гражданках и разных связях с ними; так вот шивера – это мелкий каменистый перекат на реке). День первый непосредственно водного похода прошел в размышлениях над вопросом эстетического характера: плес – это все-таки хорошо или плохо. Так же автором и Барсом были изобретены и опробованы на практике элементы прохождения шивер: творожная петля, самокатная техника, пронос, дикие скачки, прыжок черной мамбы (ПЧМ). Техническое описание элементов здесь я не буду приводить, дабы не травмировать детскую психику читателя, если вдруг меня будут читать дети (особенно это касается диких скачек). Но не могу не отметить, что наиболее эффектно выглядели такие вещи, как творожная петля и прыжок черной мамбы, они порой приводили экипаж крейсера в неописуемый восторг. В результате ПЧМ командир крейсера даже порвал на себе штаны, причем таким постыдным образом, что дальнейшее его пребывание в культурном обществе сделалось бы не возможным, если бы не пендаль (имеется в виду сидение туристическое). Однако, в первый день элемент «Пронос», который, в отличие от ПЧМ и творожной петли, вызывал у командира и старшего помощника только такие чувства, описать которые здесь я не могу (так как в еще с детства меня учили не говорить некоторых слов); так вот пронос использовался не так часто. И это радовало.



Технически элемент выглядел так: экипаж покидал корабль, брал последний за ручки, стремена или раму и тащил по порогам. У автора сих строк на одной ноге синяк почти от колена и до подъема стопы, на второй поменьше – следствие применения проноса. К вечеру первого дня немного уставший, но (следуя традициям русского флота) не сдающийся крейсер и его экипаж, в составе командира и старшего помощника, терзаемого мыслью: «Плес или порог, плес или порог…», прибыл к первому порогу, не попадавшему под определение шиверы. Писатель бы, наверное, написал так: «Каково же было их разочарование, когда они…». Когда они – далее пишу я – узнали, что существует еще прием «Обнос», заключающийся в обносе катамарана по берегу. Да, да, мой юный друг, этот порог нам пришлось обнести, так как катамаран по нему не прошел бы из-за габаритов и N-ого количества (хотя N –мало, пусть будет M- ого) камней.


Два каякера по порогу прошли, но, я думаю, удовольствия получили не много. Внешне это выглядело примерно так же, как если бы сильно накушавшись беленькой, пытаться быстро пройти лабиринт из металлических труб, который любят рядом со школами и садиками устанавливать.


Под порогом встали на ночевку. От(пока писал «от» два раза забыл слово, которое хотел написать, так и лезет на язык отродье, но нет)радой послужила щука, запеченная в фольге и карельский бальзамчик, смешанный с водочкой.


Между точками заброски и выброски по прямой было 20 км. В первый день было пройдено 8 ( по речке общее расстояние, я думаю, порядка 30-35 км). Честно говоря, я не помню, с какими мыслями я засыпал в ту ночь. Но могу заметить, что женщины и деньги в лесу мозг почти не терзают ( за исключением, по-видимому, случая, когда ваша тайная зазноба тоже в походе участвует). А, вспомнил! Порог сильно шумел, и я думал, как бы не проснуться утром дебилом от воздействия каких-нибудь неизведанных акустических частот. Объективно сказать не могу, но вроде опасения не подтвердились.

Итак, настал день второй похода. День был полон открытий чудных. В частности я узнал, что порог порогу рознь. Вот тебе, читатель, сидящему за компьютером, есть разница какой порог – с мелкими камнями и достаточно мелкий или с большими камнями и по пояс? «Да мне вообще пофиг!» - думаешь ты. А нам с Андрюхой нет. На второй день преобладали пороги с большими валунами, которые фиг обойдешь на катамаране, посему экипажу приходилось проходить их ногами, таща за собой крейсер. Очень утомительное занятие. В этот день я окончательно для себя решил: плесы на Понселийоки гораздо лучше порогов. А также в этот день случился со мной самый большой за весь поход выброс адреналина в кровь (хотя, вообще подразумевалось изначально, что поход-то достаточно экстремальным будет). Дело было так. Подходим мы к порогу, каяки уже стоят в заводи перед порогом, с нашего ходового мостика видно, что впереди падение метра 3, а что там конкретно не видать. Каякеры нам показывают, чтобы мы к берегу приставали. Наш крейсер заходит на рейд, выше по течению по отношению к каякам. Андрюха пошел смотреть порог, а я стою рядом с катамараном. Потом я увидел, что порог представлял собой следующее: с одной стороны стенка гранитная, с другой камешки; между ними слив воды, в принципе по габаритам подходящий для катамарана, но в самом конце слива посередине торчит валун не кислый совсем. Если туда сунуться на нашем корабле, то в конце, видимо, выплывут два отдельных баллона вместо катамарана в начале. Но тогда я еще ничего этого не знал и стоял рядом с катом. Решили пообедать в этом месте. Подходит Серега и говорит: «Давай катамаран перегоним». Что я понял из этого сообщения: «Давай катамаран перегоним по порогу вниз, чтобы там его разгрузить и готовить обед». Признаюсь честно – стало немного страшновато, но трус не играет в хоккей. Надеваю свою хоккейную каску, застегиваю спасик – «Ахтунг, Покрышкин в воздухе!» - сажусь на кат в стремена, затягиваю их до упора (до этого мы с Андрюхой из 1.5 дня похода в стременах в общей сложности минут 20 сидели, а в остальное время просто так, как на табуретке). Серега начинает отталкиваться от берега, но у меня-то каска не застегнута. А-а-а. Говорю: «Подожди немного, каску застегну». А на каске не фаст, а пряжка, и вот я судорожно пытаюсь попасть стропой в пряжку у подбородка. Через полминуты безрезультатных действий понимаю, что больше ждать нельзя – в атаку!!! И вот мы отходим от берега, чтобы… чтобы через 5 метров зайти в следующую заводь, к каякам. У меня все упало. И не оттого, что «Ура, не надо этот порог проходить!», а оттого, что уже все было решено – раз и с головой в омут, и пропади все пропадом…

В общем, катамаран обнесли по берегу. Затем были еще пороги, в которых использовался практически все время «Пронос», были два, в которых кат спускали с мини водопадов на веревке без экипажа, но не было ни одного, чтобы вот так, как представлялось, чтобы пена, брызги, опасность… М-да. В одном из порогов, которые проходились с помощью веревки, случилась нештатная ситуация. Зачалились мы в заводи на одном берегу перед водопадом, но понадобилось перевести корабль на противоположную сторону реки. В результате недопонимания между командиром и старшим помощником, управлявшими соответственно главной энергетической установкой правого и левого борта, крейсер встал лагом к течению и его понесло к водопаду. Дальше писатель бы написал: «Мгновенно оценив обстановку, командир, не мешкая ни секунды… прыгнул в воду прямо с ходового мостика (это уже я пишу) и остановил крейсер грудью. Если бы не этот героический поступок, затмевающий собой даже рваные штаны командира, обязанного по традиции в данной ситуации быть одетым по первому сроку, натурально погибли бы мы в борьбе со стихией, не прощающей ошибок.

В заключение, так сказать, на десерт нам предстала шивера метров 500 длинной, на протяжении которой мы даже и не пытались садиться на катамаран – командир тащил крейсер за носовые ручки, а автор сих строк за кормовые. Ключевая фраза командира: «Я еще никогда столько раком не ходил».

Затем была снова Газель, образцово-показательная погрузка в поезд в Лоухах, минуты за четыре (четыре каяка, катамаран и куча рюкзаков), и дорога в СПб с красненьким. И не понятно, почему три человека из шести в качестве походного гимна пели песню про Ленина. Вот же гимн, тут все про нас: Все перекаты, да перекаты…Идем вперед по абрису… К большой реке я на утро выйду…

А потом был Петербург, и сразу навалились другие мысли. А что я могу поделать, дорогой читатель (если, конечно, найдется такой читатель, который дочитает до этих строк), если кругом дифченки (скоро интересно выйдет современный word, а то нынешний такие слова красным подчеркивает), сиски (вот тоже блин программа, сиськи есть, а сисок нет) и т.д. И совсем другие песни пел внутренний голос: «Папочка в походах одичал…» Ну да ладно, я не об этом.

А потом я посмотрел фильм о том, что такое настоящий водный поход на катамаране, и понял, что я хочу в такой…


Приложение 1
Классификация категорий сложности порогов.
(ключевые слова выделены)

    • 1к.с. Порог, проходимый экипажем на катамаране (таких не было)
    • 2к.с. Порог, требующий обноса ката по берегу
    • 3к.с. Порог, проходимый без схода обоими ногами с корабля
    • 4к.с. Порог с мелкими камнями, используется пронос
    • 5к.с. Порог с большими валунами, используется пронос

Приложение 2
Элементы экипировки, удостоенные почетных наименований
Понселийокских:
    • Гвардейские кеды
Элементы экипировки, награжденные орденом Очень Красного Знамени
    • Понселийокские гвардейские краснознаменные кеды
    • Краснознаменный костюм влаговетрозащитный


А.Г. 17.06.07







Опора... на руку...


Вот так каякеры пилят лес. Каякерский лесоповал...

Эх прокачусь...


Блесна на сосне... не уж - пила на сосне, а сосна на воде...


Вот она...


Красота


Двое...


Карельские бобры - просто монстры

















Телефон дежурного координатора
Copyright © 2006-2015 ЭКСТРЕМУМ, Санкт-Петербург
Постоянный адрес этой страницы:
http://www.extremum.spb.ru/data1/extremum/ex.nsf/pages/ponseli